"Почему у Пушкина наряду с формой январь встречается и форма генварь"? - спрашивают нас.

Первый месяц календарного года теперь именуется январь, а прежде - генварьевнарьианнуарийянуарий. У Александра Николаевича Радищева - януарий. У Александра Сергеевича Пушкина - январь и генварь. И различия объясняются - не поверите - просвещенностью.

Книжные люди Древней Руси знали и греческий, и латынь. В произношении книжных людей на юге Древней Руси начальное "е" в слове енварь произносилось с "j", близким к "г’" фрикативному. При произнесении слышится и енварь, и генварь. Отсюда и колебания в написании начала слова. Значит, евнарь и генварь - результаты произношения начальных звуков слова.

Возможно, впрочем, полагают некоторые исследователи, что форма с начальным "г" на Руси - генварь - восходит к позднегреческому γενουάριος: γενουάρις (само же это позднегреческое от латинского jenuarius). Отсюда книжное произношение генварь, отражающее первый звук греческого слова.

Итак, книжные люди Древней Руси писали русское слово генварь под влиянием греческого источника. Это книжное написание долго сохранялось в литературном языке, особенно в канцелярском стиле.

Хорошо, скажете вы, а как появилось "я" в слове январь? Почему из генваря получилось не енварь, а январь?Опять дело в учености. Форма с начальным "я" возникла из енварь вследствие искусственного подравнивания. К чему подравнивали? К латинской праформе этого слова - jānuārius. А значит, подравниватели были людьми учеными, латынь знали, вот и подравняли евнарь до января.

Кстати, у римлян этот месяц был посвящен староиталийскому богу солнечного круговращения, богу года и времени, начинаний и завершений Янусу. Двуликим он был.